Эта музыка будет вечной. Памяти Эннио Морриконе

Эннио Морриконе был не просто композитором — он был метакомпозитором, человеком, который символизировал собой профессию как таковую. Мы говорим «музыка в кино» — и мгновенно вспоминаем Морриконе.

Рожденный для музыки

Его отец был профессиональным джазовым трубачом, и Морриконе с раннего детства оказался окружен музыкой. В 12 лет поступил в консерваторию в класс самого Гоффредо Петрасси, одного из самых известных итальянских композиторов первой половины ХХ века.

Эннио понимал: чтобы стать хорошим сочинителем, надо освоить многое. Не только погрузиться в тайны гармонии, но и постичь аранжировку, да еще и неплохо играть на каком-нибудь инструменте. Он одновременно окончил консерваторию как аранжировщик, композитор и трубач.

Хороший, новый, навсегда

Правда, затем карьера Морриконе складывалась не слишком радужно: трубач в оркестре, позднее — аранжировщик музыки для телевидения… Спасли его спагетти-вестерны — новый и невероятно прибыльный жанр: снятые на итальянских студиях истории о мужественных ковбоях неожиданно стали невероятно популярны. Бывший одноклассник Эннио, режиссер Серджио Леоне предлагает ему написать музыку для новой картины, которая называется «За пригоршню долларов», — и Морриконе с радостью соглашается.

И вот тут срабатывает синтез талантов Морриконе — как композитор он сочиняет мелодии, которые мгновенно, буквально после первого прослушивания накрепко врезаются в память. А как аранжировщик использует весьма нетривиальные средства: колокольчики, флейту Пана, электрогитару. Эти неожиданные для киномузыки инструменты сделали свое дело: музыкальное полотно, созданное Морриконе, оказалось едва ли не интереснее самого вестерна.

Хотя тогда он выступил не под своим именем: в титрах его обозначили как Лео Николса, но первый шаг к большому экрану был сделан — начинается сотрудничество Морриконе с ведущими итальянскими кинематографистами. Его приглашают в свои проекты Бернардо Бертолуччи и Дарио Ардженто — и Эннио становится своеобразным соавтором киноработ. Он всегда скрупулезно выслушивал режиссерский замысел, задавал множество вопросов о том, какое настроение нужно передать с помощью музыки, и четко выдавал готовую мелодию, а также детально прописанное переложение.

Неудивительно, что его талант аранжировщика также оказался востребован: знаменитый лейбл RCA взял Морриконе в штат — и он сочинял для всех грандов итальянской эстрады, в том числе для Джанни Моранди и Марио Ланцы.

Профессионал

Естественно, на Морриконе обратил внимание Голливуд — за свою гигантскую кинокарьеру он написал музыку к четырем сотням фильмов. Причем композитор умудрялся сочетать самые разные музыкальные жанры — от джаза до рока, ощущая себя абсолютно комфортно в любой звучащей среде. Да и часто откровенно посредственные фильмы играли новыми красками только от того, что в них звучала музыка Эннио Морриконе. Ну, казалось бы, что особенного в боевике «Профессионал», кроме харизматичного Жан-Поля Бельмондо? Но великая «Chi Mai», написанная для этой ленты, стала одной из самых запоминающихся мелодий за всю историю кинематографа.

Морриконе работал и на телевидении: телесериал «Спрут», столь популярный в России, тоже не обошелся без его музыки. Один из создателей сериала Флорестано Ванчини настоял на смене композитора (для первого сезона музыку сочинил Риц Ортолани), и у каждого героя появилась своя музыкальная тема, которую Морриконе идеально вписывал в общую аранжировку.

Ему покорились и все главные музыкальные премии. В 1986-м Морриконе получил «Грэмми» за музыку к «Неприкасаемым» Брайана де Пальмы — яркой криминальной драме с Кевином Костнером, Шоном Коннери и Робертом Де Ниро в роли Аль Капоне. Его шесть раз номинировали на «Оскар» и в 2007-м вручили почетную статуэтку за вклад в кинематограф.

Когда Квентин Тарантино решил исполнить давнюю мечту и воплотить на экране атмосферу спагетти-вестерна, то для сочинения музыки к «Джанго освобожденному» и «Омерзительной восьмерке» он позвал, естественно, Морриконе. «Восьмерка» принесла Морриконе второй «Оскар» в 2016-м.

Он продолжал гастролировать как дирижер, составляя программы из своих кинохитов, и не раз был гостем и в России, где успел посотрудничать с Владимиром Хотиненко на картине «72 метра». Впрочем, он не забывал и родной Рим, к которому относился с великой нежностью, — вместе с фотографом Аугусто Де Лукой даже создал книгу «Наш Рим».

Таким он останется в памяти: Эннио Морриконе — великий труженик, замечательный мелодист, невероятный аранжировщик. Его мелодии навсегда обеспечили ему место в вечности. Мы произносим «киномузыка», и в голове сразу звучит еще одна мелодия Эннио Морриконе. И разве может быть иначе?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook